«Система абсурдна и антиутопична»
07.01.2022 1051 0.0 0

Александра ЯШАРКИНА, «7х7»


Разного рода ограничения в интернете не только мешают россиянам узнавать информацию, но и становятся поводом для шуток, в том числе о приближающейся антиутопии. Плюс в том, что, в отличие от запретов в реальной жизни, виртуальные чаще всего можно обойти. О том, что делает в этой сфере государство, как реагируют жители, оптимизме и пессимизме по поводу цифрового будущего — в интервью с руководителем проекта «Роскомсвобода» Артёмом Козлюком. 

— Кто и как ограничивает цифровые и реальные свободы в России?

— С 2012 года, с момента принятия первого закона о блокировке контента в Рунете, вышло несколько десятков законов о блокировке сайтов и других способах цифрового контроля. Сегодня в России порядка 12 государственных ведомств имеют право выносить решения по поводу ограничения доступа к интернет-ресурсам. Самой активной в сфере блокировки сайтов является Федеральная налоговая служба. Она блокирует сайты нелегальных лотерей, казино и прочих финансовых махинаторов. А блокировкой политической, оппозиционной информации активно занимается Генпрокуратура. Основное, что сейчас делает государство в цифровом пространстве для контроля граждан, — это цензура, слежка и фильтрация контента, создание суверенного интернета.

О цензуре

— Многие случаи запрета того или иного контента носят абсурдный характер как с юридической и технической, так и с правозащитной точки зрения. Многие СМИ и медиаресурсы вынуждены удалять свои материалы и расследования под угрозой отзыва лицензии. Других признают иноагентами или нежелательными организациями. Речь идет об усилении давления на коммуникации граждан, на свободу СМИ.

О слежке

— Существует система оперативно-разыскных мероприятий. Сначала она использовалась на телефонах, и операторы могли по запросу спецслужб организовывать прослушку. Постепенно она трансформировалась в систему интернет-слежки. Операторы связи теперь могут передавать по запросу любые переписки, а интернет-сервисы — данные о посещениях сайтов. Но есть сервисы, которые принципиально отказываются это делать, даже если дело касается нелегальных вещей, так как стоят на принципах свободы слова и предполагают, что если сегодня по требованию удалять контент одного характера, то завтра это требование распространится и на все остальное.

Однажды волонтерка нашей организации буквально заказала слежку за собой и получила огромный список мест, где она была, с фотографиями с камер (распознали даже те, где она была в маске) и геолокацией. Мы добились того, чтобы сотрудников правоохранительных органов, сливавших эти данные, оштрафовали. Но главным было показать ущербность этой системы.

О фильтрации контента

— В России в последние годы принимается все больше законов, которые вводят ограничение цифровых прав и свобод. Уходящий год не стал исключением. Так, в этом году власти начали тестировать новые методы фильтрации, например стали применять замедление скорости интернета, сначала протестировав это на Twitter. Так работает новый закон о «суверенном Рунете». Роскомнадзор допускает все меньше ошибок и просчетов, блокировки становятся эффективнее. Но когда какую-то информацию запрещают, появляются различные сервисы по ее разблокировке и предоставлению пользователям свободного доступа к ней. Это борьба технологий. Она будет продолжаться, пока мы на самом деле не окунемся в полноценную антиутопию, когда нельзя будет предугадать, чем обернется запуск VPN на компьютере, — может, и уголовным сроком.

— Почему люди испытывают пессимизм из-за их прав и свобод в будущем?

— Система абсурдна и антиутопична. Антиутопия состоит не только в контроле над информацией — нашими мыслями и коммуникациями, но и над различными сферами нашей деятельности при помощи технологий. Та же прокачка системы распознавания лиц оказывает серьезное влияние на изменение нашего поведения под камерами. Казалось бы, эта система должна принести нам много благ — помогать находить пропавших детей или оплачивать покупки без ПИН-кодов, но власти применяют ее для слежки и контроля. На помощь им пришла и пандемия, когда под эгидой безопасности власти внесли и продолжают вносить новые ограничения.

— А почему другие настроены иронично и используют абсурдные кейсы из реальной жизни для творческого вдохновения?

— Если арт-сообщество или музыканты, некоторая тусовка интеллектуалов, адекватно воспринимает реальность, то нельзя говорить это обо всем населении России. Да, многие воспринимают происходящее иронично, говорят, что «суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения», но от сумы и тюрьмы не зарекайся. Народная смекалка в том числе хорошо ложится на нашу онлайн-действительность: пусть государство что-то придумывает, какой-то ерундой страдает, а мы найдем способ это обойти. Русское народное отстранение от решения проблем. Но этому может прийти конец, когда народ почувствует несправедливость происходящего.

Ирония и постирония будут переходить в недовольство, когда все больше близких, друзей и знакомых будут подвергаться преследованию, попадать под неправомерную слежку, сталкиваться с блокировками, когда будет все сложнее находить информацию в Сети — для обучения, досуга и работы.

Тогда шутки и спокойное отношение перейдут в агрессию. Этого исключать нельзя. Когда это произойдет и что станет триггером — мало кто может предсказать, но гайки завинчиваются и в сетевом пространстве, и нашей обычной жизни.

Оригинал

 #1 за Уралом  Первая политическая телега Кузбасса и окрестностей  Подписаться 

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Читайте также: